Виктория Павлович: Хочу уйти красиво

18 ноября 2017, 17:00

Женский настольный теннис в Беларуси многие годы прочно ассоциируется с фамилией Павлович. Сёстры Вероника и Виктория поставили этот вид спорта в стране на новую ступеньку. Но если первая уже пять лет тренирует подрастающее поколение, то вторая до сих пор в деле и является лидером сборной. Чем не повод поговорить с корреспондентом «СП»?

 

СЛЁЗ СТАЛО БОЛЬШЕ

 

— Если бы не знал, что вы сейчас придёте, подумал бы, что встретил Патрисию Каас.
— Вы не первый человек, который так говорит. Особенно в детстве мы с сестрой такое слышали. Веронику больше всего сравнивали с этой певицей. Может, она всё-таки чем-то отличается от меня?

— В любом случае с первого взгляда не скажешь, что вы спортсменка и уж тем более что вам 39 лет.
— Такое тоже говорят. Спасибо за комплимент.

— Как же удаётся в напряжённом графике, учитывая материнство и спорт, сохранять такую форму?
— Думаю, оттого, что у меня нет абсолютно никаких вредных привычек. Плюс, наверное, гены. А также нереальная работоспособность и выносливость.

2017_11_18_ttw_05— Как и где находите для этого силы и вдохновение?
— Фанатично люблю настольный теннис. Конечно, после рождения дочки именно ребёнок вышел на первый план, но желание играть, тренироваться осталось. А вот когда оно пропадёт, тогда нужно уходить из спорта.

— Разве у вас никогда не было желания закончить теннисную карьеру?
— Конечно, было. Оно даже сейчас иногда появляется. Но, как видите, до сих пор я действующая спортсменка. Правда, всё больше расстраивает, что стала чаще проигрывать. Даже мне, имея большой опыт за плечами, тяжело психологически это переживать. Слёз стало даже больше, чем раньше. Поэтому думаю, что, может быть, этот сезон станет последним. Олимпиада? Наверное, уже без меня.

— Не задумывались о причинах частых поражений?
— Вы, наверное, в курсе, что в мировом настольном теннисе поменялись мячи. И я только-только подобрала инвентарь, который подходит к этим мячам, с которым мне удобно работать. Можно сказать, возвращаясь после рождения ребёнка в спорт, не успевала за течением времени, не смогла быстро перестроиться на современные реалии настольного тенниса.

— С какими мыслями подходите к столу?
— Как и раньше, хочется выиграть. И, может, себе доказать, что всё-таки ещё что-то могу. Да и сам процесс игры доставляет мне удовольствие. Выступать на любительском уровне? Можно, конечно, но мне и результата хочется хорошего.

— Для сегодняшней Виктории Павлович хороший результат — это…
— Попасть в четвёрку чемпионата Европы. И тогда уже точно закончу.

— Готовы уйти из спорта без олимпийских медалей?
— Да… Никогда не удавался мне данный турнир. На самом деле, я думаю, для любого спортсмена это самое сложное соревнование. В первую очередь психологически.

— Вы же увлекаетесь психологией…
— Это раньше было. Вероника же закончила университет и получила диплом психолога. У меня поменялись приоритеты — я больше в семье. Даже своё хобби, рисование, забросила.

Виктория Павлович настольный теннис— В какое-то время речь шла даже о возможности организовать выставку…
— Когда я была подростком, некоторые преподаватели из художественной школы говорили, что можно выставляться. Хотя были и другие мнения насчёт моего непрофессионального творчества.

— Вы не боитесь, что, вернувшись в спорт, упустите время материнства?
— Очень боюсь. Но мне помогает семья — муж, сестра Вероника. Конечно, иногда после проигрыша думаю, зачем я поехала, дома дочка, можно было с ней побыть. Но возвращаюсь, получаю поддержку. И самую большую – от сестры, потому что она, как никто, меня знает.

НА УЛИЦАХ НЕ УЗНАЮТ

 

— Вы смотрите на Веронику, которая пять лет тренирует детей. Сами хотите пойти по такому же пути?
— Почему нет? Возможно, останусь в спорте в качестве детского тренера.

Виктория Павлович настольный теннис— Можете сказать, что из себя представляет нынешнее поколение настольных теннисистов?
— Есть способные дети. Но мы, например, раньше были «голодные». Чтобы купить кеды, маечку, родителям нужно было много работать. А сейчас у детей всё есть. И, в отличие от нас, которые рвались тренироваться, играть, у нынешних детей нет такого фанатизма.

— Может, дело в конкуренции, которой нет в белорусском настольном теннисе? Не надо пахать.
— Я считаю, что дело в тепличных условиях, которые созданы для нынешнего поколения. И не только в нашем виде спорта, а везде. Мы раньше были фанатами своего дела, стремились к чему-то. А сейчас… Обидно становится, когда наблюдаю за этой реальностью.

— В таких условиях крепкое словцо проскакивает?
— Я себе не позволяю — воспитание. Хотя в некоторых случаях нужно ругнуться, повысить голос. И меня даже бесит, что я не могу быть жёстче там, где это необходимо. Когда меня обижают, не дам сдачи, сразу заплачу. А потом, со временем, начинаю думать, почему так и не сказала, не сделала. Жалею об упущенной возможности.

— В плане спорта о чём жалеете?
— Об одном утраченном шансе на медаль. До беременности, в 2013 году, я принимала участие в чемпионате Европы в Австрии. В восьмёрке сильнейших с европейской внешностью, так получилось, осталась только я. Остальные — коренные китаянки. Так вот в четвертьфинале играла я с одной из таких спортсменок, выступавшей за Германию, счёт по партиям был 3:3, в решающем сете я вела 10:8. То есть вы понимаете, что до победы, следовательно до медали, оставалось одно очко. Но я проиграла 10:12. До сих пор обидно…

— Настольный теннис сейчас для вас в первую очередь вид спорта или средство заработка?
— Не буду лукавить: это спорт, от которого я хочу иметь и удовольствие, и прибыль. Мне 39 лет, нужно зарабатывать, а не просто получать моральное удовлетворение.

Виктория Павлович настольный теннис— Легко переключаться со спортивных дел на домашние?
— Когда дочка пошла в садик, стало легче. Появилось больше времени, чтобы переключаться, отдыхать.

— Дочка, как и мама, тоже будет спортсменкой?
— Возможно. Муж видит её в большом теннисе.

— Насколько известно, муж был сначала вашим главным поклонником, а уже потом стал супругом. Сейчас болельщики вниманием не обделяют?
— Если честно, сегодня у меня поклонников вообще нет, все как-то меня оставили. (Смеётся). Узнавали на улицах раньше, когда были результаты. Потом, естественно, всё пошло на спад. Но меня это особо не огорчает, для меня главное — результаты. Да я и сама не публичная личность, даже стеснительная.

— И, как говорили, не авантюристка. От этого, наверное, в своё время перешли из нападающих в защитницы.
— Это произошло очень быстро. Вероника начала заниматься настольным теннисом на месяц раньше меня, потому что я в это время лежала в больнице. После выписки присоединилась к ней, мы обе начинали в роли нападающих. Но через какое-то время мне почему-то самой захотелось перейти в защиту. Сначала играла ракеткой для нападения, за мной наблюдал тренер. В итоге он принял решение, что нужно сконцентрироваться на защите.

— Так достичь больших вершин в настольном теннисе тяжелее…
— Да, и я это понимала. Но у меня неимоверное трудолюбие и терпение. Это и помогало. К тому же я получала удовольствие от побед сестры, радовалась за неё. Мы настолько близки, что удачи одной — это будто успех другой. Мне приятно было наблюдать за Вероникой, нравилось самой делать шаги, пусть и небольшие, в карьере.

— Такое ощущение, что вы готовы довольствоваться малым.
— Именно. Я вообще неприхотливая. В гостинице для меня главное, чтобы были кровать и душ. Машина — главное, чтобы ехала. Телефон — важно, чтобы хотя бы звонил.

КРИТИКУ ВОСПРИНИМАЮ БОЛЬНЕЕ

 

— Однако вряд ли было какое-то соревнование, на которое вы ехали с мыслями только об участии, а не о победе.
— Такого точно не было. Я, как и любой спортсмен, хочу выигрывать. Желание получить медаль, быть первой было и есть.

— А что насчёт волнения? Вы как-то говорили, что особенно волнуетесь, когда играете дома.
— Такое до сих пор. Наши зрители наблюдают за мной, хотят, чтобы выиграла. Это сковывает немного. Даже выражения «Дома и стены помогают» никогда не понимала.

Виктория Павлович настольный теннис— Степень волнения отличается от того, что было лет 5 — 7 назад?
— Честно говоря, сейчас у меня больше боязни проиграть. Хочется доказать себе, что что-то могу, но, к сожалению, не всегда получается.

— По-моему, вы себе уже очень многое доказали.
— Да. Но это желание всё равно не пропадает. Даже не знаю почему.

— Может, хотите уйти красиво?
— Может быть. Как я сказала, взять медаль чемпионата Европы. Все амбиции будут удовлетворены. Да, это сложно, может, даже нереально. Но есть у меня такая мечта.

— У вас же есть ещё одна мечта — чтобы выпустили ракетку с вашим именем.
— Думаю, уже не суждено. Пару раз намекала производителям инвентаря об этом… Почему именно такая мечта? Может, громко сказано, похвастаюсь, но считаю себя одной из лучших теннисисток защитного стиля в Европе. Двукратной чемпионкой Старого Света никто не был. Тоже скажу несколько громко, но, может, я легенда. Да, нескромно, но это моё мнение.

— Насколько сейчас для вас важны мнение со стороны, критика?
— Воспринимаю это больнее, чем раньше. Часто слышу «она уже не та», «ей пора заканчивать». Раньше критика придавала дополнительной мотивации, а сейчас как-то обидно.

— Вас не напрягает, что настольный теннис как был непопулярным видом спорта несколько лет назад, так им и остался?
— Очень. По-настоящему обидно. И это при том, что на протяжении 20 лет белорусские спортсмены показывают неплохие результаты. Того же Самсонова в Европе знают, а у нас… Зато только и разговоров о футболе. Это несправедливость по отношению к виду спорта. Те же борцы и гребцы берут много медалей, но кто их знает? Считаные люди.

Виктория Павлович настольный теннис— Так исторически сложилось.
— Почему на первом плане не результат, а популярность? Мы приехали с чемпионата мира с бронзовой медалью. В другой стране нас бы встречали с оркестром, а у нас приехал в аэропорт представитель Министерства спорта с цветочком. Все остальные были на товарищеском хоккейном матче.

— Не думали тогда сменить гражданство?
— Ни в коем случае. Я патриотка.

— В таком случае, может, вы сами будете бороться с этой несправедливостью после окончания карьеры?
— Пока результатами и достижениями популяризирую настольный теннис. А когда закончу, посмотрим. Правда, в министерском кресле себя не вижу. Я не руководитель, не могу ни на кого кричать. Но могу сказать одно: нужно менять систему. Большинство денег направила бы в детские спортивные школы. Чтобы было большое количество тренеров, чтобы имелась возможность проводить индивидуальную подготовку.

— При нынешней системе вы верите, что можно воспитать второго Самсонова, вторых Павлович?
— При одном условии: если у ребёнка будет колоссальная работоспособность и фанатизм, любовь к настольному теннису. Тогда всё может быть.

ЛЮБЛЮ КАБЛУКИ И ПЛАТЬЯ

 

— Каково ощущать себя в роли лидера команды?

— Честно говоря, иногда нелегко нести этот груз ответственности. Да и тяжело уже давать по два очка в матчах. А остальные наши спортсмены… Но что поделать, они молодые ещё.

Кстати, вспомнила ещё об одной несправедливости, с которой не могу смириться. Всю жизнь бесило, что настольный теннис считают не энергозатратным видом спорта. Мол, что там стать к столу, помахать ракеткой. Если мне такое говорят, в ответ могу и накричать. По сложности обучения настольный теннис второй после слалома. Травмоопасность? Суставы летят у всех.
Виктория Павлович настольный теннис— Вспомните утро, когда вы проснулись и ничего бы не болело?
— В молодости такое было, ещё и на дискотеки ходили, а потом отправлялись на тренировки. В школу успевали. Сейчас всё совсем по-другому. Требуется больше времени, чтобы восстановиться. В плане мастерства возрастные спортсмены умеют почти всё, но чтобы показать это, нужно правильно подготовить тело.

— Насколько вам легко в таких условиях оставаться женщиной?
— Мне это удаётся. Люблю надеть каблуки, платье, встретиться с друзьями, пойти куда-то.

— Важно выглядеть эффектно у стола?
— Даже больше, чем раньше. Да и не то, что важно, мне самой приятно, когда я выгляжу красиво. Надо, чтобы был маникюр, реснички накрашены, юбочка хорошо сидела. К тому же везде камеры, всё снимают.

— С какими мыслями смотрите на свои фотографии в Интернете?
— Если честно, мне больше нравятся кадры, где я проявляю эмоции. Для меня это часть игры. Не люблю флегматичных спортсменов, которые остаются спокойными даже после побед.

— А мысли о скором окончании карьеры вызывают печальные эмоции?
— Нисколько. Я довольна своей карьерой, дай бог каждому такую. Может, в момент прощания со спортом будут слёзы. Но пока я сильно не задумываюсь об этом. Играю и буду играть.

Интервью: Дмитрий Руто     Фото: © Alex Lomaev / Butterfly

Источник: sportpanorama.by
Просмотров: 958